Самые болезненные удары нам наносят близкие люди

Нападают самые близкие люди. И становятся чужими…

На лекции рассказывали о вредных людях. Психолог описывал их признаки. Говорил, что эти люди обесценивают достижения и чувства. Ядовито шутят и могут унизить на публике. Замечают радостно каждый промах и тут же оскорбляют. Выуживают информацию, передают другим и сами используют для того, чтобы больнее ударить потом.

Заставляют оправдываться и считают, что им должны. Должны — и все тут… И от таких людей надо защищаться; а лучше всего — уходить. Нет смысла терпеть такое отношение. Можно заболеть и даже погибнуть. Лекция кончилась. И один мужчина сказал: Но разве можно уйти? Как же так? А если мы с таким человеком вынуждены общаться?. Психолог ещё раз объяснил, что организму не объяснишь это. И неизбежно здоровье разрушится. А здоровье дороже желания быть хорошим. И мужчина грустно сказал, что это жена оскорбляет его и унижает. Замечает все промахи и издевательски называет криворучкой или идиотом. Рассказывает интимные вещи своей матери. Может при всех обозвать или закричать. С ней невозможно ни о чем поговорить; она тут же начинает спорить и унижать. Мужчина очень горько все это рассказал, а потом добавил, что у него уже было два инфаркта. И что делать?

Самые вредные люди оказались самыми близкими, вот в чем дело. Внутривидовая агрессия гораздо страшнее межвидовой, это знают зоопсихологи. Близкие люди, которые так себя ведут, перестают быть близкими. Агрессор и мучитель становится чужим. И от ядовитых нападок начинают защищаться; или уходят из отношений. Если есть у агрессора ум и любовь,   он изменится. Если же он продолжит вредоносное поведение, значит, он ничуть не дорожит вами. И ему неважно, был ли у вас инфаркт, больно ли вам, трудно ли.  Приходится выбирать: жизнь или губительное терпение. Надо отойти на дистанцию; хотя бы психологическую. Не делиться информацией, не ждать помощи и понимания, не открывать душу.  И продолжать кормить таких людей, отойдя на разумное расстояние, если вы их обязаны их кормить, — вот что сказал психолог. Другого способа сохранить себя просто нет…